awoijo
человек широких взглядов

А ты чувствуешь себя эмигрантом?

После школы, института,
тысячи лекций и умных психологических
книг становится невозможно скрывать
правду от себя.


У меня больше не
получается врать, мол я живу будущем,
смотрю в завтрашний день, что прошлое
для меня просто красивая история, что
я оставила позади вчерашние дни и жизнь и иду вперед.


Я не возвращаюсь в
прошлое, я живу в нем. Со мной живут герои
моего детства и моей юности. Все, что
происходит вокруг меня напоминает
фильм, я очень плохой актер, я читаю
отрепетированные реплики, я не желаю
сжиться с героем. Самое настоящее
происходит, когда, оставаясь на едине с
собой, или закрывая глаза в автобусе,
упираясь ногами в чужое сидение,
сворачиваясь в позе эмбриона, я переношусь
в мир, который для меня в тысячи раз
реалистичнее чем все вокруг. События,
которые были со мной два, три, четыре,
пять, семь лет назад, как там все пахнет,
как все дышит, как все шумит. Какая там
весна? Какой чистый весенний холодный
воздух и ветер, который впускаешь в
грудь расстегивая куртку, претворившись,
что это (еще нерастаявший лед, снег,
позабытый солнечными лучами) это все
лето. Снимаешь шапку, хочешь одеть легкую
обувь, хочешь одеться в лето.


Хлопья снега летящие
на фонари, холод, жуткий холод и ветер,
все это так по-настоящему. Огромные,
шумные поезда, стучащие колеса, вокзалы
в шесть часов утра, как прекрасно
они пахли в шестнадцать, а сейчас только
мочой.


Иногда очень трудно
поверить, что можно переживать что-то
и не затереть пленку воспоминаний,
становится страшно вдруг там образуется
дыра, и я уже никогда не услышу этот
голос или не вспомню фразу или не
почувствую вкус поцелуя. Что если однажды
они все, все жители моего дворца
воспоминаний обнимут меня на прощание
и никогда не вернутся? И тогда я понимаю,
что это на самом деле то, чем я дорожу
больше всего, что за свою память я отдам
все.


В своих воспоминаниях
я принцесса, я счастливица, я чародейка,
я путешественница, а все кто меня окружают
достойные войны магии и меча. В моей
памяти почти нет плохих воспоминаний,
иногда они просто как связка или
объяснения, но я забыла своих врагов,
все они растворились.


Лучше всего я помню
залив, вкус жвачки с ментолом в пятнадцать
лет, листья железноводской, маленькие
балконы маленьких комнат и большие
коридоры коммуналок.


Я помню комнату, похожую
на аквариум, почти летом в середине мая,
солнечные лучи проходя через листву
освещали комнату зеленным, морским и
казалось что внутри все в воде. Но в
такой воде, которую чувствуют рыбы, вода
— как воздух. Я помню вкус риса, сока и
чая, текстуру постельного белья и голос
жильцов, запах сигарет, и я помню молчание.
Особенное молчание, наполненное запахом
шоколада и чая.


Я часто гуляю по рынку,
еду через спорные территории, купаюсь
в море, глотаю пыль, пытаясь поймать
попутку, сижу в кафе ем фалафель, и пока
внешне я вроде бы счастлива и наслаждаюсь
истинным моментом едениния с культурным
компанентом, радуясь, что еврейская
кровь течет во мне на еврейской земле,
я знаю, что можно сказать чуть шепотом
и немного волнуясь: «три.. четыре..»


И уйти в мир музыки,
фильмов, протестов, любви и ненависти,
концертов и снега поколено, шампанского
на Невском, культурной жизни, ненависной
действительности, великих писателей и
бомжей на восстания..


достаточно произнести
волшебные слова, которые слышаться на
записях неудавшихся музыкантов, хрипло
и нервно «три.. четыре..»


Да, я эмигрант.